По‑прежнему одна
Обмен учебными материалами


По‑прежнему одна



Я с Лендом снова были в лесу. Мы целовались. Было темно, но я отлично видела все вокруг.

– Ого, – сказала Вивиан, и я взглянула на нее, а потом перевела глаза на нас с Лендом. Мне стало грустно смотреть на то, как мы целуемся, со стороны: как будто я перестала быть собой. Или никогда не была. – Только посмотри на вас!

Я пожала плечами: мне было неловко стоять и смотреть, как я сама целую Ленда.

– Он мне очень нравится.

– Заметно. – Вивиан нахмурилась. – Кто он такой?

– Не твое дело, кто он такой.

– Нет, серьезно, он особенный.

– Ага. И он мой.

Вивиан расхохоталась.

– Остынь, Эви, я не собираюсь красть твоего милого мальчика. В этом нет необходимости.

– А это еще что значит.

– Ты правда думаешь, что он останется с тобой, когда узнает, кто ты такая? – В голосе Вивиан не было злобы: похоже, ей было жаль меня.

– Но я нравлюсь ему! – возразила я и внезапно осознала, как жалко это звучит.

– Ты не та, за кого он тебя принимает. Ты не одна из них. Ты можешь прикидываться – прикидываться нормальной, или паранормальной, но это ничего не значит. Мы никто.

Ее лицо ничего не выражало.

– Зачем ты это делаешь? – тихо спросила я. – Зачем убиваешь их?

– Я не убиваю! Я просто отпускаю их.

– Тебе не нужно никого убивать…

Вивиан взглянула на меня: в ее больших, светлых глазах была глубокая печаль.

– Но мы такие, Эви. И мы должны это делать. Отпускать их, освобождать. Им не место здесь. И если я не буду забирать их души, я умру.

– Так ты правда высасываешь из них души?

Вивиан пожала плечами.

– Души, дух, жизненную энергию, называй, как хочешь. Чтобы поддерживать жизнь, нужно очень много энергии, а паранормальные живут очень долго. Я забираю у них жизнь. По‑моему, все от этого только выигрывают: они могут покинуть этот холодный неприветливый мир, а я получаю то, что мне нужно.

– Но я так не делаю и вполне жива.

Вивиан вздернула бровь.

– Сегодня ты светишься еще ярче. Или тот парень из эльфов заходил к тебе, или ты берешь энергию где‑то еще. У нас нет своих собственных душ, Эви. У меня есть душа! – проговорила я в отчаянии.

– Мы – Пустые. Мы как китайские фарфоровые куколки, полые изнутри. Мы не можем существовать сами по себе. Когда нас сотворили, в нас вложили совсем немного. Чуть‑чуть. Даже у людей души светятся ярче, чем у нас, а ведь у людей почти нет энергии. Ты никогда не задумывалась, почему тебе постоянно холодно? И так одиноко?

Я не отрывала глаз от земли, не желая встречаться со взглядом Вивиан.

– У меня действительно нет души?

– Нет своей собственной души. И я не знаю, сколько еще ты протянешь, если не начнешь делать то, что должна. Но послушай меня, Эви. – Вивиан подошла ближе и взяла меня за руку. Ее рука была такой же холодной. Я взглянула ей в лицо: глаза Вивиан были яркими, сверкающими, настойчивыми. – Это удивительно, правда. Этот поток, этот огонь, наполняющий тебя, – ты никогда не ощущала ничего похожего. Это как будто… как будто ты наконец ожила, и тебе больше не одиноко. Все эти души внутри тебя, ты не одна! Я храню их. Каждую душу, отданную мне, я берегу как сокровище. Они мои, я люблю их, и они дают мне тепло.



Только тут я заметила золотые огоньки за ее спиной. Теперь я поняла, что это было. Я должна была расстроиться, но вместо этого мне еще больше захотелось получить их. Мне надоело быть пустой.

– Меня послали убить тебя. – Голос Вивиан стал низким и серьезным. – Из‑за этих дурацких пророчеств они хотят, чтобы я избавилась от тебя до того, как ты узнаешь, на что способна. И я могла бы. Убить тебя, я имею в виду. Ты ведь ничего не понимаешь. Ты даже не знаешь, как забирать души, а я сейчас очень сильна, – задумчиво проговорила она. В моей голове промелькнула отчаянная мысль о побеге, но Вивиан стояла на месте, не отпуская моей руки. – Я могла бы, но не хочу. Эти глупые эльфы, они думают, что знают все на свете, что могут контролировать меня. Они надоели мне, и я устала быть одна. Мы семья. Мы должны быть вместе, понимаешь?

Я не знала, что сказать. Что я могла ответить девушке, которая сначала рассказывает, как легко могла бы убить меня, а потом предлагает дружить, стать семьей?

– Я не могу найти тебя. – Взгляд Вивиан стал более настойчивым. – Даже эльфы, которые помогают мне, не могут найти тебя. Скажи мне, где ты?

Сверкающие души придвинулись ближе, зачаровывая меня своей ослепительной красотой. Вивиан могла научить меня, как получить такие же. Я уже раскрыла рот, как вдруг услышала смех Ленда. Повернувшись, я увидела нас. Ленд обнимал меня, шепча что‑то мне на ухо.

– Я с ним, – прошептала я, резко отстраняясь от Вивиан.

Девушка выглядела оскорбленной, ее губы скривила жестокая улыбка.

– Ну конечно. Расскажи ему, кто ты, и потом сообщи мне, с ним ли ты еще. Вот увидишь. Я единственная, кто у тебя есть. Только я.

Вивиан снова втянула в себя пламя, такое яркое, прекрасное и страшное, что я расплакалась.

Я проснулась от собственного плача. За окном только начинало светать, но я уже не могла уснуть. Я села на кровати, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Вивиан была права. Я была пуста. Мне было холодно и одиноко, и я всегда это знала. Оттянув ворот футболки, я посмотрела вниз. Мое запястье не изменилось с последнего появления Рета, но мое сердце определенно светилось ярче.

И тут меня посетила мысль. Страшная, ужасная мысль. А что если все это время я вытягивала жизнь и энергию из Ленда? Что если я убивала его? Наконец у меня появился парень, в которого я по‑настоящему влюбилась, – и вот, теперь я краду у него душу.

Надо было убираться отсюда, бежать куда‑то, где я никому не причиню зла, особенно Ленду. Но теперь, когда он открылся мне, доверил все свои тайны, я не могла так с ним поступить. Стараясь не расплакаться, я пробралась по коридору к комнате, где спал Ленд. Ленд лежал в кровати, почти невидимый, распластавшись по простыне и запутавшись в одеяле. Он выглядел так мило, что у меня защемило сердце. Рядом с ним на прикроватном столике лежал раскрытый альбом.

На цыпочках подойдя к столу, я заглянула в альбом и в лучах бледного света увидела его рисунок. Это был мой портрет – возможно, тот, который Ленд начал на уроке рисования. На портрете я стояла с Тэсси в руках, глядя на весь мир с дерзким выражением лица, говорившим: «Я классная!». Ленд нарисовал меня такой, какой видел, и это было замечательно.

Эта мысль заставила меня разрыдаться. Ленд подскочил на кровати, в его черты вернулся цвет.

– Эви? Что случилось?

Я замотала головой: слезы застилали мне глаза, и я почти не видела Ленда.

– Мне кажется, я убиваю тебя.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная